Ссылки на то, что многие передачи не могут удовлетворить взыскательного зрителя, мало убедительны. Нельзя же отрицать огромную роль телевидения только на том основании, что встречаются передачи слабые или рассчитанные на «среднего» зрителя.

Но разве статьи в газетах, журналах, а также книги люди читают подряд? И разве понятие «отбор» исключается, когда речь идет о телевидении?

Вспоминается случай, который произошел лет 15 назад. Центральная студия телевидения проводила довольно часто встречи со зрителями во Владимире, Ярославле, в Тушине, с работниками «Трехгорки», рабочими завода «Манометр» и т. д.

Вторую программу смотрело тогда весьма ограниченное количество зрителей. Из 3—4 часов, проведенных у телевизора, иногда только час-полтора соответствовали интересам данной семьи. Остальное время считалось потерянным на ожидание, «а вдруг дальше будет что-нибудь и для нас интересное?». На встречи-дискуссии о программах телевидения приглашались зрители, которые в письмах и устно выражали крайнее недовольство телепередачами.

Режиссеры, редакторы шли на эти дискуссии вместе с руководством телестудии робко, прячась за спины дикторов Леонтьевой, Кондратовой, Кириллова, Шиловой, которых, несмотря на все претензии к передачам, встречали как самых желанных близких знакомых.

Начиналась дискуссия. Выступает одна группа людей с резкими возражениями против обилия трансляций симфонической и классической музыки, длительных концертов, предлагая взамен этого передать экран полностью хоккейным или футбольным состязаниям, современной эстраде, «модной» музыке и т. д.

Но нам, телевизионщикам, не приходилось в этих случаях организовывать оборону. Прежде чем мы успевали объяснить принципы формирования программ, необходимость учета различных вкусов, другая группа зрителей, также пришедших критиковать телевидение, яростно бросалась в спор, защищая классическую музыку, телепьесы, протестуя против «безголосых», микрофонных певиц, против засилия второстепенных спорт программ и т. д. На наших глазах между зрителями разыгрывались баталии. Мы едва успевали мирить участников дискуссии.

Не переносятся ли подчас эти «телевизионные страсти» в семью?

Правда, сейчас положение значительно изменилось. Зрители располагают несколькими программами, они систематически через прессу, радио и телевидение получают информацию о предстоящих передачах. Многие зрители уже по названиям рубрик заранее определяют, что им следует выбрать для просмотра.

Вырос уровень передач. При их планировании и подготовке учитываются интересы различных социальных групп зрителей. Телепрограмма стала более дифференцированной.

Сейчас любой зритель, независимо от уровня культуры, знаний, интересов, возраста, профессии, имеет возможность выбрать для себя то, что его интересует.

Конечно, еще встречаются и слабые, и неудавшиеся передачи, но это скорее исключение, чем правило. Может быть, стоит относиться к передачам, как к ступенькам, по которым один человек прошел далеко, и поэтому многие передачи уже не представляют для него интереса, а другому еще предстоит подниматься. При таком подходе — каждый должен найти свою «ступеньку», с которой он может продолжать восхождение к бесконечным высотам культуры. К сожалению, у некоторых ТВ превращается в своеобразное «хобби». И они становятся телепленниками, проводя перед голубым экраном все свое свободное время, жертвуя своими остальными занятиями, порою и родительскими обязанностями. А родители, как известно, отличаются от «неродителей» тем, что они должны все свои поступки обдумывать и оценивать с позиции пользы или вреда детям.

Вот тут-то мы и подошли к одному очень важному вопросу. Кому все-таки принадлежит телевизор? Ведь вы, покупая телевизор, вовсе не рассчитывали преподнести подарок своему ребенку — нечто вроде фотоаппарата, конструктора или велосипеда? Вы утверждаете, что телевизор принадлежит вам и только вам, взрослым.

Однако, как заметил один английский писатель, этим «взрослым инструментом» очень быстро завладевают дети.

Именно завладевают, т. е. быстро научаются им пользоваться и смотрят передачи и со взрослыми, и без них, а в ряде семей дети становятся безраздельными его хозяевами и потребителями.

Это часто происходит даже в тех семьях, где родители сознательно относятся к воспитанию детей и считают, что телевизор — важное воспитательное средство, которое отвлекает детей от улицы, от безделья, поучает, воспитывает, развивает, более того, дает ребенку то, что они, сами родители, дать не могут.

В отдельных случаях родители относятся к телевизору как к своеобразной «теленяньке», эта позиция имеет свое обоснование и ее можно в какой-то мере понять. Слишком уж различны условия жизни людей.

<< Часть 3 || Часть 5 >>

Категория: