Вот, например, что пишет гражданка Л.: «У нас в школе нет группы продленного дня. А во дворе много всяких хулиганов, которые слоняются по двору и от безделья озорничают. Я думаю, что сын больше пользы получит от телевизора, чем от таких ребят».

Небезынтересно и другое письмо, также голосующее за «теленяньку». Это письмо пришло в редакцию из города Львова: «Моей маленькой соседке Танечке пять с половиной лет. Ее родители пытались устроить в детский сад, но обычно она с первых дней там заболевала. Поэтому родители решили купить телевизор и оставлять ее дома одну. Она самостоятельно включает телевизор и смотрит все подряд. Она раньше была молчаливая, а теперь, когда родители приходят с работы, пытается рассказать то, что видела в передачах. Она стала петь, любить музыку. Родители серьезно подумывают о музыкальной школе.

Другие родители из нашего дома рассказывают, как их дети такого же приблизительно возраста делают зарядку, рисуют и мастерят игрушки по заданию дикторов телевидения».

Довольно убедительный пример, подтверждающий положительные возможности телевидения, не правда ли? Телевизор взял на себя часть родительских обязанностей...

У жителей отдаленных населенных пунктов свой довод: «Мы живем вдалеке от центров культуры, детям некуда пойти развлечься, а телевидение компенсирует недостаток культурно-просветительных учреждений».

Однако довольно часто можно встретить родителей, которые вообще не задумываются о роли ТВ в воспитании детей, тем более, если детям 11—12 лет: «Уже взрослые! Пусть смотрят, плохого не показывают». Действительно, советское телевидение в отличие от ТВ капиталистических стран не является коммерческим предприятием и не стремится путем третьесортных передач щекотать нервы зрителей, не создает сенсации ради сенсации, не показывает сценки сомнительного в нравственном отношении содержания. И все же: оправдана ли такая переоценка ТВ?

В связи с этим не могу не привести наблюдений, сделанных мною в течение месячного пребывания в одной из деревень Подмосковья.

В трехкомнатной квартире живет семья Скворцовых: мать — медсестра, отец — столяр и дочь Люда — ученица 7-го класса.

Девочка учится в школе во вторую смену, встает уже после ухода родителей на работу, завтракает и садится то ли делать уроки и одновременно смотреть утренние московские телепередачи, то ли наоборот — смотреть передачи и между делом выполнять домашние задания. Можно сказать, что Люда учит уроки под аккомпанемент телевизора. Она читает или решает задачу, то и дело поглядывая на экран телевизора, и если ей что-либо покажется интересным, она усиливает громкость. Если передача музыкальная, она пытается одновременно заниматься, если же требует сосредоточенного внимания, Люда отодвигает тетради и только смотрит ТВ.

Но вот Люда приходит из школы. Ужинают всей семьей вместе и одновременно у всех глаза устремлены на экран. Около десяти вечера родители укладываются спать. Подушки на кровати поставлены так, чтобы можно было сидя-лежа смотреть телепередачи. Утомленные родители постепенно засыпают, как-то вползая под одеяло. А дочь? Она сидит на диване и усердно продолжает смотреть передачи до окончания программ.

Я намеренно наблюдал семью, которая живет отнюдь не в стесненных жилищных условиях.

Ведь подобные случаи, к сожалению, встречаются еще там, где у людей однокомнатная квартира, и родители, позволив себе в вечернее время посмотреть телефильм или концерт, невольно «включают» в состав зрителей и своих детей. Семья же, о которой я говорил, лишь подтверждает, что существует такая группа родителей, для которых вообще нет понятия режима или организации просмотра телепередач.

Что же из себя представляет Люда? На первый взгляд ее можно отнести к числу «благополучных», скромных, спокойных детей. Но так ли это? Уже сейчас проявляется у нее душевная пассивность, безволие. Если приходится выбирать между передачей или пионерским сбором, передачей или уроками, передачей или книгой, она легко склоняется в пользу передачи. Люда любит спортивные и театральные передачи. Она ведет альбом, в который записывает данные о спортсменах и любимых артистах. К сожалению, любовь к спорту, как и театру, этим и ограничивается. Зимой она ни разу не ходила на лыжах, не каталась на коньках, на санках. По утверждению родителей, и в прошлом году телевизор заполнял весь ее досуг. О театре и говорить нечего. У девочки нет ни интереса к книгам о театре, ни желания критически анализировать увиденные спектакли или участвовать в художественной самодеятельности.

Я познакомился с классом, в котором учится Люда. Познакомился и с другими ребятами из этой школы — с четвертого по девятый; провел анкету, выясняющую интересы школьников, подсчитал, сколько времени уделяют они своему другу «Голубому экрану». И убедился, что Люда не исключение, многие ребята 4—8-х классов посвящают ТВ от 2,5 до 4,5 часов ежедневно.

И, как правило, наиболее «активные» зрители не являются активными общественниками, не блещут знаниями по школьным предметам. Не берусь утверждать, что в этом виновато только ТВ. Скорее вижу недоработку педагогического коллектива, который мог бы и жизнь ребят сделать интересной да и родителям подсказать, как помочь этому.

Но вернемся к Люде Скворцовой. Даже если допустить, что передачи, которые она просматривает, одна другой интереснее и каждая способствует ее духовному развитию, расширению кругозора, то все равно, как свидетельствуют специалисты, «поточный» метод просмотра передач — враг № 1 вашего ребенка.

<< Часть 4 || Часть 6 >>

Категория: